О художникеПерепискаВоспоминанияО творчествеГалереяГостевая

Костюмы

Эскиз костюмаГоловин, работая над декорациями к спектаклю, выстраивал единый зрительный образ на нескольких уровнях. Здесь были занавес, декорации, театральный реквизит, костюмы персонажей. Кто-то заметил, что он «был единственный портной и мебельщик своих постановок». Это было очень верно. Костюмам Головин отводил далеко не последнюю роль. В этом у него с Теляковским не было разногласий.

Новоиспеченный директор Московской конторы Императорских театров распорядился: «Рисунок костюма, кем бы он ни был сделан, должен поступать к нему на подпись». Позже все, что касалось костюмов, было возложено на плечи Головина. Актеры были Головину очень благодарны за отлично подобранные образы. Не стоит упоминать и о красоте Головинских костюмов, они всегда поражали даже самого требовательного критика и зрителя.

После премьеры «Кармен», которая происходила в театре, один из знаменитых критиков писал: «На палитре художника лежат тряпки. Из них путем естественного, и в то же время сверхестественнного отбора, Головин творил поэтические костюмы». Свою роль сыграло и окружение художника, дышавшее клеями Абрамцевского кружка. В начале своего пути он работал рука об руку с теми, кому предстояло неузнаваемо изменить ландшафт русской живописи. Рушились искусственные перегородки, искусство становилось по-настоящему универсальным.

Эскиз костюмаВместе с К. Коровиным Головин оформил в 1900 году русский павильон на Всемирной выставке в Париже. Также, стоит отметить, что Головин занимался и убранством кустарно-прикладного отдела. Около этого времени он вместе с Врубелем украсил майоликовыми фризами фасад московской гостиницы «Метрополь». В этих трудах «эстетика» Головина практически сформировалась.

Все то, что отличает зрелые работы мастера, в ней уже присутствовало — плоские формы, ритмичные выразительные линии, причудливый рисунок, игровое, почти карнавальное, начало, какая-то не отменимая «крикливость» цвета, выверенная композиция. Карнавал на рубеже XIX—XX веков вторгался в жизнь и искусство, которые в кругу тех же символистов уже путали свои роли: жизнь строилась по законам искусства, и наоборот. Театральность стала эталоном красоты в культуре «серебряного века».

 

 

 


Автопортрет (Головин А.Я.)

Золотой зал (Головин А.Я.)

Столовая в доме Дон Жуана (Головин А.Я.)

 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Александр Яковлевич Головин. Сайт художника.